По заказу журнала «Лиза. Гороскоп». Опубликовано.


Ира с Леной сидели на террасе роскошных парижских апартаментов, ужинали и пили вино. Город был как на ладони. Лена отправила в рот кусочек пахучего сыра и  подняла бокал:
- Ирка, давай выпьем за то, чтобы твой любимый дядя как можно чаще уезжал в командировки и приглашал нас погостить. Мы ему за это уборку в квартире делать будем.
Ира усмехнулась: дядя был  чрезвычайно педантичен и из-за боязни, что пропадут его любимые книги или, не дай бог документы, над которыми он работал, не приглашал к себе домработницу. Пыль на шкафах и резной мебели лежала клоками пока девчонки ее не ликвидировали.
- Давай, Лен! Поддерживаю. Но главное – чтобы он, холостяк со стажем, не женился, сама понимаешь. Придет новая жена и, кто знает, будут ли в этой квартире гостить люди из России…
- Мда, с женитьбой всегда все непросто, - вздохнула Лена и задумалась.
Она сама два года назад рассталась с мужчиной, за которого собиралась выйти замуж и с тех пор словно на ней знак какой нарисовали. Мужчины избегали ее, ни улицах никто не знакомился, и из компаний друзей она всегда уходила одна. Ира, дама замужняя, мать двоих детей, только отмахивалась: мол, зачем мистику приплетаешь? Просто не время еще. Выйдешь замуж – намаешься: дети, готовка, муж уставший. Живи и радуйся!
Но радоваться не получалось. Лена даже пыталась знакомиться сама, - подходила к мужчинам на улицах, создавала профайлы в Интернете на сайтах знакомств. Бесполезно. Знакомства не завязывались, не говоря уже о продолжительных отношениях. Идти к гадалкам она боялась. А вдруг скажут что-нибудь страшное, что тогда?
Лена тряхнула головой, отгоняя печальные мысли, и подняла глаза на подругу.
- Что у нас на завтра по плану интересного? Пойдем изучать сокровища Лувра?
- И насколько нас хватит? Их веками там копили. Давай-ка двинем в Дефанс, там полно магазинов, где можно купить хорошие вещи.
- Только не магазины! Приехать в Париж, чтобы таскаться от манекена к манекену? Итак каждый день почти возвращаемся с покупками. Давай заглянем в Лувр, а когда устанем, пойдем пить кофе и гулять в саду Тюильри.
- Дорогая моя, когда ты родишь двоих детей, поймешь, какая радость таскаться по магазинам без них.
- Ну, пожалуйста. А если хочешь покупок, давай поедем на знаменитый блошиный рынок. Так столько всего интересного!
Ира поджала губы, но ничего не сказала. Болтаться среди старой рухляди она хотела меньше всего, но Лена ей постоянно составляла компанию в походах по магазинам, и она согласилась.
Блошиный рынок абсолютно не соответствовал Лениным представлениям. Она рассчитывала купить каких-нибудь милых старинных безделушек, а большинство вещей были середины прошлого века, и стоили дорого. Продавцы не торговались, лениво зевали,  отворачивались и уминали огромные бутерброды с ветчиной и сыром, запивая их крепким кофе. Ира измучилась:
- На что тут смотреть-то? На старые кресла и спинки от кроватей? Пойдем лучше в Галерею Лафайет еще раз сходим! Это же рай для женщин. А здесь что? Рай для стариканов, вспоминающих свою молодость?
Но Лену словно что-то тащило вперед. Она держала подругу за руку и бормотала: «Еще в одно место зайдем, и пойдем, куда хочешь». Около прилавка с рассыпанными по нему серебряными украшениями она остановилась как вкопанная. Глаза сами отыскали потемневший от времени браслет с тремя пустыми выемками под драгоценные камни.
- Простите, мсье, сколько это стоит? – спросила она. Едва он открыл рот, чтобы ответить, как рядом появилась преклонных лет женщина и, вцепившись в браслет, стала тянуть его к себе.
- Что это вы делаете, мадам? – отбивалась от нее Лена, - я же первая его нашла!
Мадам заговорила по-немецки отрывисто и быстро. Подскочила Ира:
- Да отдай ты ей этот браслет! Пусть забирает! Сумасшедшая!
Но Лена упрямо сжала губы.
- Ой, это ваша собака? – сказала она по-русски и показала вниз. Мадам на секунду отвлеклась, и в то же мгновение Лена одела браслет на руку.
- Сколько, мсье? Я готова за него заплатить.
Немецкая мадам подпрыгнула на месте, прошипела несколько проклятий и ретировалась.
На обратном пути Ира негодовала:
- Как ты могла заплатить за потемневшую пластину без камней двести евро? Нет, фирменную сумку она не купила, а какое-то непонятное украшение, которое и носить не будет, приобрела. Какая же ты странная, Ленка!
А Лена шла и чувствовала себя словно совершила подвиг. Браслет на руке сидел плотно и создавал ощущение гармонии и покоя. Ей стали улыбаться прохожие, мужчина в метро уступил место и пробормотал что-то вроде «для прекрасной мадам». Когда они гуляли в парке, к ней подошел молодой человек с намерением познакомиться. Ира хмыкнула:
- Все ты сочиняла про свою непопулярность у мужчин. Смотри, что делается. Хоть оставляй тебя одну.
А Лене все происходящее казалось естественным. Она чувствовала себя умиротворенной, красивой,  желанной, и очень счастливой.
Когда девушки добрались до дома дяди, она вышла на террасу, прихватив с собой соду и принялась начищать браслет. На террасах соседних квартирах появилось несколько мужчин разных возрастов. Один пил кофе, другой говорил по телефону, третий поливал цветы. Все посматривали в ее сторону. Когда она обращала на них внимание, они начинали улыбаться и приветствовать ее. Как ни странно, Лена словно забыла свою прошлую жизнь, когда на нее никто не смотрел, и воспринимала все происходящее как данность. На террасу вышла Ира:
- Ух, ты! Сколько у нас соседей! И все сплошь мужчины. А где их французские жены, интересно знать? Или они холостяки, как мой дядя? Может, во Франции это модно?
Вдруг Лена вскрикнула:
- Ирка, смотри!
На обратной стороне браслета появилась надпись. Буквы с завитушками шли ровными рядами и покрывали всю внутреннюю поверхность.
- Что там написано, Лен?
- Понятия не имею. Даже не могу сказать, на каком языке эта надпись. Что делать?
- Как что? Звонить дяде, конечно! У нас свой персональный специалист по иностранным языкам, зачем мучиться?
Дядя по какой-то невероятной случайности приехал из своей командировки тем же вечером. Девчонки тут же подсунули ему браслет. Тот, увидев надпись, в мгновение ока переменился. Отказался от ужина, взял лупу и ушел в кабинет.
- Может к нему постучать, а, Лен? Так интересно, что там написано. Может, он хоть часть перевел?
- Давай еще подождем.
Раздался звонок в дверь. Вошел представительный мужчина средних лет, улыбнулся, протянул бутылку вина и заговорил на французском:
- Меня зовут Пьер, я живу в соседнем подъезде. В этой квартире жил пожилой профессор, мы были немного знакомы. Сегодня я увидел на террасе вас и пришел узнать, все ли с ним в порядке. Вы его гости или он переехал?
За разговором Пьер прошел на террасу, открыл бутылку вина. Ира принесла хлеб и сыр. Профессор к гостю так и не вышел. Слишком был увлечен тем, что делал. Пьер не сводил глаз с Лены. Рассказывал о себе, своей жизни, расспрашивал ее – чем занимается, увлекается и главное, почему она до сих пор не замужем.
- Такая красивая женщина… Мужчины в России очень странные. Неужели они не видят?... Впрочем, - он запнулся, - это и к лучшему.
Ира совсем заскучала. По-французски она почти не понимала. Пьер иногда вспоминал о ней и переходил на английский,  но вскоре снова увлекался разговором с Леной. Наконец, около двенадцати ночи француз вспомнил о правилах приличия и решил прощаться.
- До завтра.
- Было бы замечательно встретить вас завтра, но мы улетаем утром. В десять у нас самолет.
- Да, - вставила свое слово Ира, - надеюсь, к этому времени дядя вспомнит о нашем существовании и выйдет из своего заточения.
- Разрешите мне вам звонить и писать, - Пьер взял Лену за руку. – И… вы всегда желанные гости в Париже.
Когда дверь за ним закрылась, Ира схватилась за голову:
- Вот зануда! Он бы так и сидел до скончания века. Бывают же такие. И вообще, мы не выспимся, завтра у нас будут жуткие мешки под глазами. Я еще сыра на ночь глядя наелась, все на боках отложится. Все, давай спать. Спокойной ночи.
Рано утром еще до звонка будильника Лену разбудил стук в дверь. На пороге стояла заспанная Ира и дядя-профессор с сияющими глазами.
- Леночка, поздравляю! Я расшифровал надпись, - зашептал он, - этот браслет принадлежал женщине, которая обладала способностью влюблять в себя мужчин. Она прожила счастливо свою жить и, умирая, вложила свою силу путем магического заклинания в этот браслет. Он достался ее внучке. Кто потом им владел – неизвестно. Важно другое – женщина, которой он достается, приобретает огромную власть над мужчинами. Главное – не потерять голову. Это не просто подарок судьбы, это испытание. И вам его предстоит пройти.
- Хорошо, что я его не купила, - зевнула Ира, - мой муж не пережил бы вереницы поклонников. А Ленке-то что. Сейчас выскочит замуж, родит детей. Зачем ей все эти страсти? Ладно, пошла умываться и будем завтракать. На самолет не опоздать бы…
Она ушла, а дядя вложил в раскрытую ленину ладонь поблескивающий браслет. Почти так же ярко блестели в тот миг ее глаза…