По заказу журнала «Лиза». Опубликовано.


В это путешествие Маша и Дима собирались целых два года. Просчитывали маршрут, изучали попутные достопримечательности и гостиницы, где можно остановиться. И, вот, наконец, поехали. Их ждали Гагры, Пицунда, озеро Рица и море. Настроение не испортил даже небольшой дождь, который закапал перед их отъездом.
- Дождь – это к добру, - с уверенностью сказал Дима.
Ехали они замечательно. Почти не останавливаясь, разве что размять ноги и выпить горячего чаю.
- Димочка, я такая счастливая, - радовалась Маша, - спасибо тебе, что ты согласился поехать. Это будет наша лучшая поездка.
- Ну уж и лучшая, - добродушно ворчал Дима, - все лучшее у нас впереди.
Пусть так, - кивала головой Маша. Она сейчас готова была согласиться с чем угодно, лишь бы ехать, прильнув к его плечу, и улыбаться.
К вечеру снова полил дождь, и они решили остановиться в придорожной гостинице. Вышли поужинать, сели за столик. За соседним сидела пара с двумя девочками-близнецами лет шести. Они чинно ели суп, и из всех сил старались ничего не разлить и не опрокинуть. Видя эту старательность, Дима и Маша улыбнулись.
- Смешные.
- Вот бы нам таких.
Разговор этот был опасным. Дима к детям был не готов. По крайней мере, он так говорил и не раз. Сначала надо сделать карьеру, заработать на квартиру, потом уже рожать детей. Да и вообще, они еще очень молодые, им рано. Успеется. Все Машины подружки давно растили малышей. Одна она делала карьеру и ждала, пока будет готов муж.
- А может…
- Нет, Маша. И не будем говорить об этом снова.
Они говорили о погоде, о том, как приедут на море и поставят палатку прямо на берегу. И еще о том, то совсем не хочется думать о возвращении в город.
Диме позвонили, он вышел говорить в холл. Маша засмотрелась на девочек. Они пили чай и тихонько шушукались. Вдруг одна из них встала, подошла к ней и протянула резинового пупсика в красных штанах.
- Тетя, это вам, - сказала она серьезно. – Мы с сестрой решили вам подарить.
Маша подняла глаза на их родителей. Мама малышек улыбалась и кивала, мол, берите, это от души.
- Спасибо, а как тебя зовут?
- Оксана. А мою сестру Олеся. Мама Оля, а папа Олег. Мы все на букву «О»! – засмеялась девочка и убежала.
Ночью Маша крепко обнимала Диму и думала, как было бы здорово, если бы он передумал. Если бы понял, то дети – это самое важное. И совершенно неважно, растут они в съемной квартире, или в своей. Главное – любить их, и больше ничего не требуется.
- О чем ты думаешь все утро? – спросил Дима, когда они, позавтракав, сели в машину. – Так усердно, что даже складочка между бровей образовалась, - и он поцеловал ее в лоб.
- Мне вчера сделали подарок.
- Какой?
Маша достала из сумки пупса в красных штанах. Дима нахмурился:
- Ты зачем это делаешь?
- Да что я делаю? – вдруг рассердилась Маша. – Ты спросил – я ответила. Да, я думаю о детях. Это естественно для моего положения и возраста.
- Какого положения?
- Замужнего.
Дима, казалось, облегченно выдохнул, и перевел разговор на безопасные темы. Вот так всегда, - подумала Маша и потрогала лоб: нет ли складочки между бровей. У нее замечательный, умный, внимательный муж, но если он что-то для себя решил, мир перевернется, а он не сдвинется с места. Когда-то за это упрямство и настойчивость она его и полюбила. Ей казалось, с ним будет надежно. Дима мог решить любую проблему и договориться с кем угодно и о чем угодно. Это замечательно, но, к  сожалению, были и нюансы.
До моря оставались считанные километры. Маша и Дима пребывали в предвкушении начала отпуска.
- Поставим палатку и сразу купаться.
- Сначала искупаемся, потом будем ставить палатку!
- Надо где-то остановиться и купить продукты. Мы же будем жарить сосиски на костре, правда?
Море встретило их прохладой, покоем, нежным плеском волн.
- Машка, какое счастье! Я так тебя люблю, - Дима обнял ее и зарылся носом в ее волосы. – Как здорово, что мы поехали.
- Я тоже тебя люблю.
За неделю они объехали все побережье, съездили в Абхазию, увидели жемчужину курорта – фантастически красивое озеро Рица. Загорели, поправились, повеселели и еще больше сблизились.
- Все-таки отпуск – великое дело, - говорил Дима, прижимая Машу к себе. – Может, вообще не будем возвращаться? Не представляю, как я снова буду ходить на работу и не видеть тебя целыми днями.
- Давай я устроюсь твоей секретаршей, буду отвечать на звонки, варить тебе кофе.
- Ну, нет! – засмеялся Дима, - я с секретаршами знаешь какой суровый!
В последний день перед отъездом они решили переночевать на берегу. Искупались, поужинали, стали собирать вещи, чтобы выехать рано утром. Маша обнаружила, что пропал пупс в красных штанах. Не было ни в сумке, ни в палатке, ни в машине.
- Дим, - подошла она к мужу, - тебе пупс случайно не встречался? Тот, которого подарили девчонки в гостинице?
- Не видел, - он даже не повернулся.
И Маше стало грустно. Они вернутся в Москву, и снова все будет как раньше.  Он увлечется своей работой, идеей заработать на квартиру, а она будет заниматься домом, а не тем, чем ей давно хотелось.
Заснула она в плохом настроении. Проснулась оттого, что Дима ее будил:
- Машенька, вставай!
- Уже утро? Пора ехать?
- Вставай, пойдем со мной! – он тянул ее из палатки. Она вышла, щурясь спросонья, и оказалось, что еще глубокая ночь.
- Смотри наверх!
Звезды были рассыпаны по всему небу и висели так близко, что казалось, их можно достать рукой. На ровной глади моря сияла лунная дорожка.
- Красиво, - улыбнулась Маша и прижалась к мужу. – На звезды можно смотреть целую вечность.
- Знаешь, я подумал и решил, что ты права, - сказал он, - пока мы думаем о деньгах и благосостоянии, уходит время. Я тоже хочу, чтобы у нас был ребенок, - и он протянул ей пупса в красных штанах. - А может быть, даже два, - вытянул вторую руку и оказалось, что там точно такой же пупс, только в синих.
- Димка..., - она уткнулась ему в плечо, чтобы не заплакать.
- И если ты хочешь, их буду звать на букву «О». Или на любую другую букву алфавита.  Потому что я, может, только в этот отпуск понял, как хорошо, что ты у меня есть. И пусть нас будет много.
Обратная дорога была красивой и легкой. Они разговаривали, строили планы, и Маша точно знала, что теперь ее мечта осуществится. Если ее муж что-то решил, так и будет.