По заказу журнала «Лиза». Опубликовано.

Картинка 9 из 2176

Надя заглянула в комнату. Муж все также сидел за компьютером. Она вздохнула и тихонько позвала:
- Костя, ужин готов…
Тот даже не повернул головы. Ну вот, как обычно.
Если он обиделся, это надолго. На неделю или на полторы. Теперь будет ходить по квартире и делать вид, что она – пустое место. В такие моменты Надя чувствовала себя ненужной, лишней и ужасно виноватой. Забивалась куда-нибудь в угол и старалась не попадаться ему на глаза.
Чувствовать себя виноватой было ужасно. Она прокручивала ситуацию в голове снова и снова и не находила причин так с ней обращаться. Заболталась с подружками и не позвонила, как они договаривались. Просто забыла! Еще всю дорогу висела на телефоне и общалась с давней приятельницей, прилетевшей из Америки в Россию на пару дней. Вошла домой, бросилась к мужу, а тот замер как истукан.
Подобные случаи происходили с пугающей периодичностью. Раз в полтора – два месяца. Муж просто обижался и уходил в себя. Добиться внятного ответа, что  именно произошло, она могла, как правило, только через неделю. Она и плакала и смеялась: «Милый мой, это же такая глупость! Ну что за реакция?» А он твердил в ответ: «Ничего не поделаешь, я такой…»
Надя старалась соблюдать все договоренности, не провоцировать ссоры, но, словно по расписанию, время от времени случалось страшное: муж замолкал и переставал ее замечать. Может, зря они так быстро поженились?
Познакомились они на рок-концерте, встречались всего два месяца, и Надя переехала к нему. Жить вместе было здорово: новые заботы, общий бюджет, совместное ведение хозяйства, общий досуг и друзья. Полгода пролетели как один день. Костя сделал ей предложение, они поженились.
За это время не все было гладко, но они старались договариваться, не обижаться, учились понимать друг друга. А как только поженились, словно что-то сломалось. Как будто пружинка начала раскручиваться в обратную сторону. Все чаще муж проявлял недовольство – то ужин не вкусный, то юбка на Наде слишком короткая. А потом и вовсе начал молчать.
Посоветоваться было не с кем. Замуж она вышла первая из своих подруг, те с подобными историями никогда не сталкивались. Родителей беспокоить не хотелось. Конечно, она могла в любой момент к ним переехать, но не хотелось бежать от трудностей. К тому же, она своего мужа любит. По крайней мере, ей так кажется.
…Ужин ей пришлось есть одной. И чай пить, глядя в телевизор, где шел очередной сериал. Она помыла посуду и загрустила. Странно это все. Раньше она была очень счастливая, веселая, а сейчас вынуждена подчиняться чужому настроению. Сидит там себе, дуется. И хорошо ему одному. А ей плохо. Нет бы пригласил ее погулять – вон какая погода на улице! Да зачем ждать приглашения? Она и сама пойдет и погуляет.
Оделась потеплее и вышла из дома. Цвела сирень, яблоневый цвет уже опадал, устилая мокрый асфальт белым ковром. Изумительно пахло весной, любовью, счастьем. Парочки на улицах ходили в обнимку, целовались, держались за руки. Она снова подумала: вот ведь странно! У нее есть муж, а она не ходит в ним в обнимку. Только и делает, что пытается угодить. Интересная формула: он обижается, она угождает. А если ее что-то не устраивает, он, не дослушав, хлопает дверью. Опять она виновата.
Впервые в жизни Надя задумалась: что-то у них не так. Неправильно, несправедливо. Нужно, чтобы оба слышали друг друга, старались делать приятное. Почему же она одна старается, а он нет?
Зеленый светофорный человечек на пешеходном переходе замигал, и она побежала, чтобы успеть перейти дорогу.  Зацепилась каблуком за выбоину на асфальте и упала бы, если бы ее не поддержал шедший рядом мужчина. Одно неловкое движение, и ее колготки зацепились за замок его дипломата.
- Ой! – от колена вверх по ноге поползла широкая «стрелка».
- Девушка, не волнуйтесь, я сейчас все улажу.
- Да что тут можно уладить? -  слезы наворачивались на глаза, - магазины уже закрыты, а мне еще на метро домой ехать.
- Успокойтесь, - он вытянул руку и поймал такси,  – Садитесь. Рядом круглосуточный супермаркет, купим вам колготки.
Она села в машину, слезы капали на белую куртку. Нет, все-таки до чего обидно! И дома неприятности, и на переходе чуть не упала, и колготки порвала. Мужчина тем временем звонил по телефону: «Сашенька, дорогая, я задержусь ненадолго, не ужинай без меня».
Машина притормозила, он повернулся к Наде: «Какой у вас размер? Сидите здесь, ждите меня».
Вернулся он через десять минут, с двумя упаковками колготок и букетом цветов.
- Это мне? – пробормотала Надя ошеломленно.
- Вам, конечно. Нельзя жить с плохим настроением.
Такси повернуло за угол и остановилось около маленького кафе. Мужчина открыл дверь: «Как войдете, сворачивайте направо, там туалет. Переоденетесь и заходите в зал, я буду ждать вас за столиком».
«Странный какой вечер», - думала Надя, натягивая новые колготки. Позвонить Косте, пусть меня встретит? Впрочем, он наверняка не возьмет трубку.
Мужчина ждал ее за столиком, в фарфоровых чашках был налит ароматный чай.
- Все в порядке?
- Да, спасибо.
- Ну, рассказывайте, что у вас с мужем происходит.
Надя ошарашено на него уставилась.
- Откуда вы знаете?
- Поссорились?
И тут у Нади вдруг полились слезы:
- Нет, не поссорились. Просто я опять виновата… Опять неделю молчать будет.
- А ты виновата?
- Нет.
Он постучал пальцами по столу, помолчал, а потом заговорил:
- Я когда первый раз женился, молодой был, глупый. Вот, думал, раз у меня жена теперь есть, то она должна делать все как я хочу. А она как раз наоборот думала: муж должен делать так как она хочет. Развелись мы через полтора года и выдохнули облегченно. Я тут же все прелести холостой жизни вспомнил, но к женщинам стал осторожнее относиться. Очень уж не хотелось снова мучиться. Семь лет прожил один и чуть не взвыл: как же так? У всех уже семьи, дети, а я все никак не женюсь. То чужие чемоданы ввожу в квартиру, то вывожу. И вот ведь история: всегда я оказывался во всем виноватым. А потом познакомился с женщиной, влюбился. И ни разу за все десять лет, что мы вместе, она меня ни в чем не обвинила. Потому что уважает и себя, и меня. Сколько бы сложных ситуаций не возникало – всегда разбирались мирно, без обид. За счастье прожить жизнь с любимым и любящим человеком можно многое отдать. А вот стоит ли жить с тем, кто не любит, не ценит, не уважает – не знаю… И знаешь, всему свое время.
У него зазвонил телефон:
- Да, любимая, через полчаса буду. Целую.
Такси привезло Надю к ее дому. Она открыла дверь, вошла в квартиру, поставила цветы в вазу. Костя смотрел фильм, и даже не повернулся в ее сторону. Она взяла сумку, положила в нее самое необходимое, написала мужу записку: «За остальными вещами заеду позже» и направилась к двери.
- Ты куда собралась? – у Кости был растерянный вид.
- К родителям.
- Надолго?
- До тех пор, пока мы не повзрослеем и не поймем, чего хотим друг от друга.
- Опять ты за свое…
Дверь захлопнулась, за ней остались обиды и гнетущее чувство вины. Легкими шагами Надя шла по улице и улыбалась: весне, обнимающимся парочкам, белым цветам городских яблонь и груш. Не о чем жалеть. Все всегда к лучшему.
- Мама, я сейчас к вам приеду. Ничего не случилось, все в порядке. И даже лучше…