По заказу журнала «Лиза». Опубликовано.

Вот так они и поругались. На ровном месте. Алиса решила положить в соус перец чили, а Андрей сказал, что не надо. И не надо было класть куркуму и лавровый лист. И вообще, оказывается, она неправильно готовит этот всемирно известный соус, рецепт которого прописан в каждой поваренной книге.
- Я умею готовить, Андрей, - едва сдерживая гнев сказала Алиса, - и вообще, у меня папа- повар!
- Я тоже знаю, как это готовят! – в том же духе ответил Андрей. – Хотя в моей семье все сплошь экономисты.
Оба стиснули зубы и стали заниматься отвлеченными вещами. Он помешивал салат, который они приготовили достаточно дружно. Она мыла посуду. Через какое-то время оба, словно что-то вспомнив, ринулись к плите, где давно закипел рис.
- Пора снимать. Он должен быть чуть недоварен, - осторожно казала Алиса.
- Лучше доварить, - ответил Андрей.
Сдержаться или ответить?
Андрей не смотрел ей в глаза, и Алисе это не понравилось.
- Почему ты со мной споришь? Ты специально? Какая, в сущности, разница, будет он доварен или нет? Неужели трудно согласиться?
- Зачем же я буду соглашаться, и есть потом недоваренный рис!
- Он дойдет на сковородке, я тридцать раз тебе говорила.
- Спасибо, что сказала тридцать первый, - буркнул покрасневший бойфренд. - Я всегда рис довариваю.
- Ты просто мне не доверяешь! – завелась вдруг Алиса.
- А ты мне доверяешь? Сама выбираешь кино и клубы, сама решаешь, как и что готовить. У меня, между прочим, тоже есть свои вкусовые пристрастия!
- Ах, так?! – половник, который держала Алиса, с грохотом полетел с раковину. Зацепил по дороге бокал, из которого Андрей пил Мартини, и тот разлетелся вдребезги. – Может, тебе еще что-нибудь во мне не нравится?
Парень нахохлился как воробей под мостом в проливной дождь, хотел было что-то сказать, но просто взял и ушел. Она выглянула в окно – он вышел из подъезда, поймал машину и уехал. Ничего себе, романтический вечер!
Как обидно! Алиса плакала, вытирая слезы полотенцем и собирая осколки бокала. Так все было чудесно! Нежели они поссорились?
Алиса и Андрей познакомились два месяца назад на конференции, куда съехались зубные техники со всей страны. И оказалось, что работают в соседних клиниках, в пятнадцати минутах хода друг от друга. Шутили насчет конкуренции и общих клиентов, весь день ходили вместе и вечером не могли расстаться. Пошли пить кофе, и, в конце концов договорились встретиться завтра.
Так все и началось. Сначала было приятно пить кофе и обедать, потом ходить в кино и в клубы. И вот, наконец, они собрались приготовить что-нибудь вкусное и побыть вместе. Ничего не вышло. У него свои вкусовые пристрастия, у нее свои.
Соус зашипел и выбежал из кастрюли. Кухня наполнилась дымом. Теперь еще и плиту оттирать!
Андрей не позвонил ни в тот вечер, ни на следующий. Алису мучило два извечных вопроса: кто виноват и что делать? Если виновата она, то ей надо просить прощения. Только за что? За то, что не умеет готовить всемирно известный соус, или за то, что повысила голос и решила обидеться? Если виноват он, то должен сам позвонить. Ведь мог бы уступить, в конце концов! И вообще, готовил бы соус сам, она и не против.
За такими мыслями проходило время. Алиса брала телефон, смотрела на него и вздыхала. Позвонить? Не позвонить?
Неделя выдалась суматошная. Надо было работать в две смены, - коллега взяла больничный. Потом пришлось ехать к родителям, помогать делать перестановку – они купили новый диван, а старый отвезли на дачу. В пятницу был день рождения у подруги.
- Алиска, ну чего ты такая хмурая? – допытывалась Татьяна. – Пойдем танцевать, или вот съешь чего-нибудь вкусного! Мама приготовила фантастические ньокки под неаполитанским соусом.
И здесь соус. Так не пойдет!
- Татьяна, скажи число.
Если назовет четное – она не позвонит, если скажет нечетное – позвонит. И просто узнает, как у него дела. Нельзя же ссориться из-за соуса, в самом деле. Тем более, что вкусы литературные и киношные у них совпадают. Да и свободное время они проводят одинаково. Стремятся вырваться куда-нибудь из города и отправиться путешествовать. Оба, между прочим, очень любят дорогу и прекрасно водят машину.
- Два миллиона триста шестьдесят тысяч восемьсот восемьдесят три! – выпалила Татьяна и рассмеялась. – Тебе зачем?
- Потом расскажу, - улыбнулась Алиса, взяла телефон и вышла в коридор.
И что ему сказать? Что никто не виноват или что она скучает. Или спросить, что он все-таки думает насчет их отношений, ведь они у ни есть. Или уже были? А может, об этом не говорят по телефону?
Чтобы не думать, она просто набрала его номер. Абонент не отвечает. Вот так новости! Ей даже не предложили оставить сообщение на автоответчике. Приятно, ничего не скажешь.
Ну и ладно. Надо просто выбросить его из головы и пойти веселиться. На дне рождении Татьяны полным-полным интересных парней.
Весь вечер она болтала с ребятами, танцевала, и ела ньокки под неаполитанским соусом. Пусть ей будет вкусно, весело и радостно. Когда собралась домой, увидела один неотвеченный вызов. Номер не определен. Кто бы это мог быть?
Домой ее провожали сразу два кавалера. Вот интересно, умеют ли они готовить всемирно известный соус?
- Кухня – дело женское, - ответил первый, и Алиса немедленно заскучала. Если бы он знал, как готовит ее папа, никогда бы не сказал ничего подобного.
- Соусы – это слишком изысканно, - ответил второй.
Ну, конечно! А вот Андрей так не считает. Он говорит, что соус преображает любое блюдо. И готовить его легко. В сущности, он прав. Она позвонит ему завтра и скажет об этом.
Но план не удался. Утром в субботу она собралась к родителям на дачу, и, выбежала из дома, забыв телефон.
- Вот и прекрасно, - сказала мама, когда Алиса добралась до дачи, - никто не будет тебя отвлекать. В конце концов, у тебя выходной. Побудешь с нами, кому надо, тот тебя найдет. И вообще, папа приготовил утку под острым апельсиновым соусом, ее имеет смысл есть в абсолютной тишине.
Но тишины не получилось. Все шумное семейство помимо достоинств утки обсуждало свои дела и планы на предстоящую неделю, потом смотрело фильм и делилось своими соображениями по поводу увиденного. Наспорившись до хрипоты, Алиса упала спать.  Может быть, она позвонит Андрею завтра? Вечером, когда попадет домой.
Возвращалась она в город поздно. Запарковала машину и вошла в подъезд. Лифт не работал. Она тащила на пятый этаж банку с маринованными огурцами и думала, что пора записываться с фитнес.
- Где ты пропадаешь? – раздался откуда-то сверху голос Андрея. – Дозвониться до тебя невозможно, на письма не отвечаешь. Мы же взрослые люди. Не ссориться не нам из-за соуса!
Алиса замерла на лестничной клетке, крепко прижав банку к себе, чтобы не выронить.
- А ты мне писал?
- Письма. Смс-ки для моих соображений оказались коротковаты.
Андрей смотрел настороженно. Алисе хотелось бросить свою ношу и обнять его крепко-крепко – так она соскучилась.
- Я тоже хотела позвонить и сказать, что соус – это глупо.
- И ссориться по пустякам глупо.
- А не видеться неделями еще глупее.
- Я очень скучал.
Банка мешала целоваться, и поставить ее никуда не получалось.
- Есть предложение, - шепотом сказал Андрей, - Зайти в квартиру, поставить твои огурцы в холодильник и продолжить.
- Согласна, - сказала счастливая Алиса, вручила ему банку и стала искать ключи…